1 декабря 2020
161

Татьяна Сорина: «Поняла, что можно бороться с Йохауг»

Татьяна Сорина стала главным открытием старта лыжного Кубка мира не только в российской сборной, но и в мире в целом. Не зря ее результатам аплодировала даже Тереза Йохауг. В разделке Сориной не хватило до пьедестала обидных 0,4 секунды, зато в гонке преследования она взяла свое, финишировав второй следом за Йохауг. Таких ярких дебютанток у нас не было, пожалуй, со времен Юлии Чепаловой. Особенно удивительно, что этот сезон для Татьяны первый после выхода из декрета. Сорина всего чуть более полугода назад стала мамой.

Два года назад не понимала, как можно бегать, как Йохауг

— До первого пьедестала в карьере в разделке вам не хватило 0,4 секунды. Переживали?

— Конечно. Для дистанции 10 км разрыв меньше чем в полсекунды — это ничто. Я бы еще поняла, если бы в спринте, но тут… С другой стороны, это все равно был мой лучший результат в карьере. И я еще более ответственно стала настраиваться на преследование.

— Ваш тренер и супруг сказал: «Даже сам не был уверен, что сесть первой на финишный спуск — это правильно». А вы как на это решились?

— Каждый круг я понимала, что лидировать никто не хочет. На втором-третьем круге я села первой на спуск, и меня все накатили в потоке. Поэтому перед финишем все буквально остановились, лишь бы не выйти на спуск первой. И я решилась: была не была. Это все-таки гонка, нельзя уж совсем идти пешком. Я растолкалась изо всех сил и решилась работать до конца. В итоге мне повезло, потому что, если бы я ехала второй-третьей, попала бы в завал и, возможно, упала бы.

— С Терезой Йохауг реально бороться или это живой монстр?

— Еще года два назад я думала, что это нереально. Вообще не понимала, как можно так бегать. Но в Руке вдруг подумала, что если выложиться от и до по максимуму, то можно было бы и не так сильно ей проиграть. Просто у нас была тактическая борьба, местами притормаживали.

Первое время даже ходить было больно

— Вы говорили, что похудели после декрета на пять килограммов. Как так вышло?

— Так получилось, никаких специальных усилий не прикладывала. Я кормила дочку и тренировалась, и на фоне этого вес горел сам собой. Когда постоянно рядом с ребенком и нет ни минуты свободного времени, тратишь энергии в сто раз больше, чем когда просто спокойно отдыхаешь между тренировками. Сейчас стараюсь этот вес поддерживать, но особо на диетах не сижу. Видимо, организм обновился после родов и ему теперь так комфортно.

— Вы же возили дочку по сборам? Как удавалось параллельно тренироваться?

— Первое время тяжелее всего был недосып. Я по ночам кормила дочку, а утром нужно было вставать на тренировку. Не сразу я научилась выходить на утренние тренировки вместе с командой. Первое время отдавала ребенка маме, досыпала с утра еще часик и потом шла тренироваться. Еще сложно было, что я постоянно привязана к кормлению. Если, допустим, длительная тренировка идет три часа, то мне нужно часа через два вернуться к дочке, покормить ее и потом возвращаться на тренировку. В итоге вся команда уже идет на обед, а я все тренировку докатываю…

— Не было мысли, раз все так сложно, просто перевести ребенка на искусственное вскармливание, чтобы его мог кормить кто угодно?

— Не было. У меня в приоритете было выкормить ребенка, а потом уже все остальное. Я кормила вплоть до последнего дня перед нашим отъездом, буквально утром 10 числа покормила, а вечером мы уехали.

— Вы с первых же тренировок после декрета почувствовали ту самую прибавку в результатах, о которой сейчас все говорят?

— Нет, конечно. Дней через 10 после выхода из роддома у меня жутко болели суставы даже от обычной ходьбы. Эта боль полностью прошла только в августе. А поначалу я даже кросс не могла пробежать: сразу переходила на ходьбу, ходила с палками, подолгу ходила с коляской… Так как я родила в марте, все тренажерные залы были закрыты, так что я тренировалась только с подручными средствами. Тело было таким слабым, что я действительно начала с нуля.

Муж выгонял меня с тренировки


— Когда муж и тренер — это один и тот же человек, это в плюс?

— Для меня это тяжело. Наверное, все-таки должно быть разделение между работой и личной жизнью. У нас бывали и конфликты, и слезы, и с тренировки он меня выгонял… Например, когда я неправильно реагировала на его слова. Но сейчас мы попритерлись, все хорошо.

— Не думали о том, чтобы — раз так все сложно — уйти тренироваться в другую группу?

— Я летом думала о том, чтобы уйти к своему тренеру, который вел меня до Егора. Потому что Егор был недоволен, что я так много тренируюсь, говорил, что нельзя столько тренироваться после родов. А мне любая работа была в удовольствие. Ребенок рядом, все хорошо, я была прям в эйфории. Возможно, это и дало такую прибавку в результате.

Источник

Новости Спорта

Комментарии

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите, пожалуйста.
Личный кабинет
Вам будет доступна история публикаций, управление статьями.
Ваш логин
Ваш пароль
Вопросы и предложения