8 Января 2020
162

Друзья! Соскучились по историям преодоления от проекта “На лыжи!”?

Новогодние каникулы завершились, а значит пора рассказать очередную историю из этого сериала. Надеемся, что многие любители лыжных гонок знают о том, что случилось на чемпионате мира 1982 года в мужской эстафете. Последний этап. Сборные СССР и Норвегии ведут ожесточённую борьбу за победу. Непредсказуемые последние 500 метров с поломкой палки, а в итоге Александр Завьялов и Оддвар Бро вместе пересекают финишную черту. Две золотые медали! Но о том, что было по ходу того сезона с нашим легендарным лыжником, знают немногие…

“- В конце августа 1981 года об участии в чемпионате мира я поначалу и не думал.
На сборах в Отепя во время роллерной тренировки у меня заклинило колесо. Я сумел удержаться перед спуском и только в стойку сел, как второй раз заклинило. Такой пируэт сделал, что до сих пор помню! Улетел с трассы в канаву. Поднялся, вроде всё шевелится, руки-ноги целы. Но когда стал перчатку снимать, а кисть как-то странно двигается.

Прямо с трассы меня увезли в клинику в Тарту, где хирурги после рентгена выяснили, что сломаны две кости. Нужно было вправлять, накладывать гипс. Мне ввели наркоз, а потом совершили все необходимые процедуры с рукой. Самый жаркий подготовительный период, а я получаю такую травму, которая не позволяет работать! Какой тут чемпионат мира – восстановиться бы успеть.

Это случилось в самом конце сбора. Из Эстонии я прилетел к Льву Николаевичу Маркову, который был заведующим отделением в диспансере на Курской. Он сделал рентген, внимательно осмотрел руку и заявил, что гипс нужно снимать, так как лыжнику Завьялова необходимо тренироваться, а сделать это можно только с лангетом.

Причём подвижным лангетом. Марков именно такой и изготовил, поставил мне и сказал, что я могу даже на роллерах тренироваться. С рукой всё в порядке, кости скоро срастутся. А у меня следующий сбор в Бакуриани. Я без всяких опасений туда поехал, отработал, а после окончания явился на очередной осмотр.

Прилетел обратно в диспансер к Маркову. Он сделал рентген и за голову схватился. Сказал, что ни одна из сломанных костей даже не прихватилась, представляете? Пришлось возвращать гипс. Заковали меня обратно, и следующий месяц я тренировался, делая упор только на ноги.
Даже в Рамзау съездил на сбор. Ходил на лыжах без палок или с одной палкой. Тогда же на сбор приехали финны, и Юха Мието специально подбирался ко мне сзади и передразнивал, имитировал мои движения на лыжах. Я не обижался, сделать то всё равно ничего не мог. Просто посмеивались вместе.

Вроде бы к середине ноября рука срослась. Хотя и немного криво. Наверное, если бы первый гипс не снимали, могло всё иначе сложиться, а по факту у меня выпал ещё месяц подготовки. После того, как второй раз сняли гипс, я отправился на сборы на Вершину Тёи и приступил к полноценной подготовке, совмещая со специальными процедурами.

Только тогда я понял, через что пришлось пройти. Тогда мы молодые были, спокойно к разным болячкам относились, но меня передёрнуло, когда я на свою кривоватую левую руку посмотрел после снятия гипса. Торчала одна костяшка, а до чемпионата мира было всего два с половиной месяца.
Нет худа без добра. За время подготовки я накачал ноги, и уже так колодку продавливал, что можно было без мази держания бежать! На последнем этапе эстафеты на чемпионате мира 1982 года, когда мы с Оддваром Бро бились за победу, мне это помогло. Кривая рука на скорость не влияла, толкаться не мешала, и я норвежца обыграл на полстопы…

А потом Анатолий Акентьев, который тогда был вице-президентом FIS, рассказал, что было принято решение наградить золотыми медалями обе команды.
Кстати, сборную СССР тогда считали фаворитом. В личной гонке на 15 км за два дня до эстафеты мы все финишировали в десятке, а я стал вторым. Руководство команды даже говорило, что эстафету выиграть просто обязаны.

Но в самой гонке происходили какие-то непонятные вещи. Владимир Никитин, который бежал первый этап, просто «замазался». Он проиграл 1 минуту и 40 секунд норвежцу! И остальным пришлось вытаскивать команду. Александр Батюк смог приблизиться, а Юра Бурлаков вывел сборную СССР на первое место. На какой-то сложной части трассы свалился Пол Миккельспласс, Бурлаков его объехал и привёз мне преимущество в 12 секунд.
Я знал, что Бро меня догонит, а потому хоть и ехал «внатяг», но все силы старался не тратить. Через три километра норвежец меня догнал, а в итоге мы всё решали на финише. У него на последнем подъёме палка сломалась, когда он попытался убежать. Но не убежал, а уже на стадионе я на него накатил. Ну а дальше вы знаете.

С Бро мы общаемся до сих пор. В прошлом году по его приглашению я летал в Норвегию, где мы уже на асфальте с палками показывали тот знаменитый финиш. Про Оддвара книгу пишут, и одна из глав этой книги посвящена эстафете на чемпионате мира – 1982. Момент с тем финишем постоянно крутят на Холменколленских играх и даже биатлонных соревнованиях.

Были и ещё истории, когда приходилось терпеть, доказывать, преодолевать. Но об этом как-нибудь в другой раз.”

Личный кабинет
Вам будет доступна история публикаций, управление статьями.
Ваш логин
Ваш пароль
Вопросы и предложения